Про борьбу с сельскохозяйственными вредителями


или Свекроффь и свеклоффь (© Vasiliska)

Моя свекровь недавно поменяла квартиру. Живёт она в Коломне, а  тогда ещё работал на старой работе, отпроситься с которой посреди недели не было никакой возможности. Поэтому помогала в процессе обмена ей я.

Так вот, приезжаю я как-то в Коломну смотреть очередное потенциальное свекровино жилище и замечаю, что у неё опалены ресницы. «Курить, — думаю, — А. Н. начала, что ли? Вряд ли, конечно, но чем чёрт не шутит». Спрашивать не стала.

И вот сидим мы на лавочке, ждём риэлтора.

— Слушай, — внезапно спрашивает свекровь, — ты помнишь, у меня на даче проблема с мышами была?
— Помню, — говорю, — а что?
— Так я решила последовать вашему совету и от них избавиться! Всю голову себе опалила и ресницы.
— Как это вы умудрились, А. Н.?

И она начинает рассказывать.

Небольшое лирическое отступление: надо сказать, что свекровь у меня — женщина замечательная, но, на мой взгляд, излишне влюблённая в свои сельскохозяйственные угодья. Каждому своё, конечно, но мне, например, свёклы в погребе для мышек не жалко. Во-первых, свёклу я воспринимаю исключительно в виде борща, во-вторых, её полно на рынке. Как и почти любых других даров огорода. А мышки тоже живые, тоже есть хотят. Так что, по-моему, нехай кушают. Но вернёмся к рассказу.

А. Н. сходила на строительный рынок и по моему полушуточному совету купила банку силиконового герметика, чтобы загерметизировать мышиные норки в погребе. Приехав на дачу, она решила не откладывать дело в долгий ящик и принялась перекрывать грызунам доступ к корнеплодам. В процессе, правда, обнаружилось, что герметик к сырой земле не пристаёт, но это оказалось лишь проблемкой. Проблемой оказалось то, что в погребе нет света, а у свекрови нет фонарика. Но самой большой проблемой оказалось наличие у А. Н. свечки, с которой она и полезла избавляться от мышей.

Силиконовый герметик — штука горючая. Особенно горючая штука — пары силиконового герметика.

Когда несколько норок уже было худо-бедно замуровано, герметик полыхнул. «Сейчас должен повалить чёрный дым, — отрешённо подумала свекровь, наблюдая за огнём. — Интересно, скоро ли?». Она не ошиблась, дым действительно повалил, и только тут А. Н., очнувшись, выскочила из погреба. Плеснув в погреб полведра воды и открыв окна, она вышла в сад подождать, пока проветрится дом.

Что сделал бы обычный человек в такой ситуации? Правильно, плюнул бы на эту дурацкую затею. Но моя экономная свекровь, у которой осталось ещё полбанки герметика (50 рублей, между прочим!), героически решила пойти до конца.

Дом проветрился, в погребе появилось немного воздуха, свечка опять зажглась, и борьба с мышами продолжилась. На сей раз А. Н. предусмотрительно поставила свечу в противоположный от места проведения работ угол погреба. В принципе, она знала, что воспламенились пары. Почти всю жизнь она проработала бок о бок с химиками. Вечный русский авось её подвёл. «Ты же понимаешь, — жаловалась она мне, — я знала, что теоретически оно опять должно загореться, но надеялась, что в этот-то раз меня пронесёт».

Разумеется, второй файрбол не заставил себя ждать. На сей раз, правда, она не стала дожидаться дыма и слиняла из погреба сразу.

Я сидела на лавке, курила и не знала, плакать мне или смеяться.

— Ну мыши-то как, ушли? Я бы на их месте после такого этот погреб обходила за километр, — задумчиво прокомментировала я.
— Остались, поганки такие, — ответила свекровь. — И свёклу жрут. Радует меня только то, что теперь она уж точно невкусная.

При написании этой истории ни одного грызуна не пострадало.